August 17th, 2021

Казанова

Трусики или коммунизм? (Моды сериала "Красная королева", Россия/Украина, 2015 год)

Добрался до следующего из обоймы "модных сериалов", теперь от отечественного ТВ (совместное российско-украинское производство, 2015 год выпуска).
Первые серии ожидаемо были вводными, о трудном пути к высокой моде, а вот третья уже конкретно порадовала в плане интересных платьев на героинях.
На радостях даже сделал видеосклейку (посмотреть можно внизу поста под катом).

Красная королева (12 серий)
Сериал расскажет о любви и трагической судьбе первой красавицы Советского Союза Регины Збарской.
https://www.kinopoisk.ru/series/924290/


Краткое пояснение к раскадровке (сюжет не пересказываю, фильм есть на Ютубе в хорошем качестве):
Регина и её подруга активно участвуют в движении стиляг. Подруге отец привозит из-за границы модные трусики, которыми нужно немедленно поразить всю унылую советскую действительность. Девушки наряжаются по "полной боевой готовности" и отправляются куролесить сначала среди иностранных гостей VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, открывшегося 28 июля 1957 года в Москве (гостями фестиваля стали 34 000 человек из 131 страны мира. Лозунг фестиваля — «За мир и дружбу»), а потом попадают на вечеринку уже своих единомышленников. Я думал едко заметить, что ежели предмет нижнего белья так ярко обозначили как не имеющий аналогов в Союзе "до наступления коммунизма в 1980 году, после чего уже может быть такие будут и у нас, только в 45 лет нафиг уже такое будет нужно" (почти цитата из фильма), то "ружье обязано выстрелить в эротической сцене". Но, видимо, рейтинг не позволял, потому ограничились секундным "засветом" в процессе энергичного танца с раскинутыми ногами (запечатлено для отчетности). Регина уходит с вечеринки одна, оставив подругу в гнезде разврата и попадается в лапы ночному шариатскому патрулю дружинников по обеспечению морали и нравственности среди советских граждан, которые зверски расстилают девушку на земле и режут ей волосы. В институте в рамках борьбы со стилягами над Региной творится комсомольский суд, где про неё говорят всякое нехорошее про нарушение скромности образа советской девушки. В первом ряду сидит подруга, уже в образцовом деловом наряде из строгой белой блузки и серой длинной юбки (кстати, очень даже соблазнительно в этом выглядит) и без макияжа. Под давлением вожака комсомольцев с рожей упыря она вынуждена произнести обличающие слова про недопустимость разврата и всякой фривольности и проголосовать за исключение подруги из ВЛКСМ.

Пока в-общем все. Если найдется ещё что-то интересное, обязательно поделюсь.

П.с. Но какими же непроходимыми тупизнями оказались идеологи коммунизма! Млять, обосновать и распланировать неизбежную победу коммунизма в мире, держать пятимиллионную армию с десятками тысяч танков и самолетов, как пирожки печь атомные подлодки и выпуливать их по всем океанам они смогли, поддерживать тьму "коммунистических" режимов, повстанческих армий и террористических организаций по всему миру мы могли себе позволить,  а сообразить, что после полувека нескончаемой кровавой бани и трудового подвига, двух революций, двух мировых, гражданской и полудюжины локальных войн женщины в нашей стране чисто на инстинкте обязательно выберут красивые трусы, а не передовую идеологию, обещающую и дальше в перспективе только вечный бой - на это их мозгов не хватило! СССР был мертв не с момента когда предатель Горбачев пришел к власти, а когда кто-то принял эту концепцию о скромности и аскетичности советского человека, скорее всего привычно не распространив её на себя любимого. Переживший все это народ заслуживал сытости, комфорта и покоя, чтобы хотя бы пара поколений сформировали модель классического "советского образа жизни", который был бы не хуже американского. На десять тысяч танков, тысячу ракет и десяток атомоходов поменьше - страну бы враги не завоевали, а глядишь, людям стало бы жить интереснее не только для других, а для себя. И когда подошел бы момент перелома - рядовой советский человек не променял бы советский гамбургер, джинсы и жвачку на американские всего лишь аналоги.

А так слили страну сами, своей тупостью. Потому, считаю, это очень знаковая сцена и показательный диалог. Точнее, даже диагноз.



Collapse )
promo lewhobotov july 26, 2017 17:05 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Решил согласится с настойчивым предложение ЖЖ включить Промо-блок в журнале. Видимо, дорос до такой чести. Пока дело это новое и неосвоенное, а журнал наш упорно лезет на вершину пищевой цепочки (медленно, но пока стабильно, тьфу-тьфу), то цена вопроса минимальная. Удорожание будет по мере…
Хоботов

Глава 1. Последний звонок. (Эксклюзив Журнала. Публикуется впервые.)

  Первая глава (пролог) из новой повести, которая нигде ранее не публиковалась.

   Когда зазвучал уже много-много лет не теряющий своей трогательности и торжественности мотив "Когда уйдем со школьного двора", и в кольце из густо столпившихся родителей и родных в плавном вальсе закружились пары из девушек в коричневых, черных, синих школьных платьях с белоснежными фартуками и пышными бантами в волосах и их кавалеров - юношей в строгих костюмах при галстуках, Екатерина Васильевна с трудом смогла продолжать плавную съемку на массивный фотоаппарат. Одной рукой пришлось спешно искать в сумочке платок, чтобы промокнуть вдруг покатившиеся по щекам слезинки. Она совсем не планировала плакать и вообще считала себя сильной женщиной, контролирующей свои эмоции, но сейчас, глядя на свою счастливо улыбающуюся дочь, кружащуюся в танце, внимательно и элегантно придерживающую подол пышной юбки на особенно быстрых поворотах, она так ясно вспомнила картину десятилетней давности. Тот же двор школы, те же люди вокруг, такие же гроздья воздушных шаров и веселых рисунков на стенах. И их дети - такие смешные, трогательные, наивные и заинтригованные новой ступенью в своей жизни. Все как один смотрящие вокруг широко распахнутыми глазами, внимательно следящие за каждым движением молодой высокой женщины с россыпью кудряшек по плечам, в ярко-синей парадной блузке - их первой учительницей.

  Конечно, сегодня эти былые первоклашки совершенно не походили на самих себя десять лет назад и для каждой матери её ребенок всегда будет самый красивым, самым лучшим, но любуясь на свою дочь, Екатерина Васильевна с гордостью думала, что её Наташу природа одарила особенно щедро и вряд ли найдется кто-то, кто станет это оспаривать. Из невысокой, несколько нескладной и чуточку полноватой девчушки выросла высокая худощавая и длинноволосая девушка - блондинка, длинноногая, с точеной фигурой, гордой осанкой и очень красивым лицом с резкими, выразительными чертами, которое всегда привлекало внимание уличных художников, куда бы они семьей ни ездили отдыхать. Комнату дочери украшали почти полтора десятка портретов, среди которых были весьма талантливые работы и все равно, как казалось матери, никто так и не смог нарисовать Наташу красивее, чем она была на самом деле. Прекрасные зеленые глаза, густые длинные ресницы, резко очерченные скулы, чуточку впалые щеки, чувственные, идеально очерченные губы, высокий лоб, закрытый озорной челкой  - дочь вроде бы точно не походила ни на отца, ни на мать, но соединила в себе их лучшие черты внешности. Как-то пару лет назад Екатерина Васильевна была в музее-усадьбе Федора Рощина с экскурсией и там ей чуть не сделалось дурно - когда в гостиной зале она поняла, что с парадного портрета молоденькой княгини - дочери владельца имения, первой красавицы их губернии середины 19-го века, на неё смотрела почти полная копия дочери, отличная лишь цветом глаз и прической.

  Уже запущены были в небо россыпи разноцветных воздушных шаров, уже смешались до того четкие очертания шеренг первоклашек, выпускников и родителей, а мама Наташи все не могла отделаться от воспоминаний о прошедших годах, именно сейчас со внутренним смятением понимая, насколько же быстро промелькнули эти десять лет в её жизни. Кто-то обращался к ней, она что-то отвечала с маханической вежливой улыбкой, отрешенная от внешнего мира. Вокруг хаотично, каждый в своем направлении, перемещались дети и родители - кто-то выстраивался парами и группками для последних фотографий с этой торжественной церемонии, кто-то искал в толпе своих детей, друзей, учителей, кто-то уже спешил побыстрее на выход.

  - Мам, ты как? - Екатерина Васильевна вздрогнула от неожиданного прикосновения дочери к своей руке. Наташа улыбалась, хотя покрасневшие глаза и чуточку утративший безукоризненную четкость макияж говорили о том, что избежать слез в этот волнительный день ей тоже не удалось.
  - Все хорошо, милая, - Мама мягко улыбнулась и ласково провела ладонью по щеке дочери: - просто воспоминания нахлынули. Вспомнила, как все начиналось десять лет назад. Ты идешь домой?
  Через полтора часа были заказаны автобусы для общего выезда на базу отдыха, где предстояло продолжить празднование уже в неформальной обстановке и выпускникам нужно было успеть приготовиться.
- Мам, я переодеваться не буду - подтвердила Наташа свое давнее решение. Свое коричневое школьное платье на Последний звонок, с крупной плиссировкой, роскошным шелковым фартуком и пышные белоснежные банты она подготовила ззадолго, не пожалев своих сбережений и хотела покрасоваться в нем весь день: - Я только забегу в ателье, заберу платье и домой отвезу. И сразу сюда. Вещи у меня уже собраны, в прихожей сумка стоит.
- А ты успеешь? - Екатерина Васильевна посмотрела на часы.
- Да, мама, конечно. Двадцать минут туда, двадцать обратно. Конечно, успею. - Наташа чмокнула маму в щеку и  помахав кому-то рукой, быстро пошла сквозь редеющую толпу к выходу из школьного двора.
- Какая она у вас красивая! - Екатерина Васильевна обернулась на знакомый голос и кивнула маме Никиты Голованова, который в седьмом классе месяца три ездил с другого конца города, чтобы встретить Наташу утром у подъезда и вместе пойти в школу, а вечером проводить её домой. Потом что-то произошло и в один момент ухаживания прекратились. Екатерина Васильевна до сих пор так и не смогла узнать у дочери, что же тогда между ними случилось.
- Здравствуйте! - Она приветливо улыбнулась:  - Хотела к вам подойти с самого начала, но столько людей, не протолкнуться. Как Никита?
- Ой, не спрашивайте - мама Никиты махнула рукой: - мечется в раздумиях и мы все вместе с ним, папа уже сердечные капли пить начал. Мы и в военное училище хотим поступать и исторический в Университет... Вчера - в военное, сегодня - в гражданское. И так попеременно уже второй месяц... А как Наташа? Медицинский, как я слышала? На кого?
- Да, по семейной традиции - кивнула Екатерина Васильевна: - у нас все женщины в семье в белых халатах, начиная с начала того века. Наташа хочет быть хирургом, но я думаю, что это не её. Сейчас главное сдать экзамены, поступить - а там уже разберемся.
- Вы правы - согласилась мама Никиты и вдруг заторопилась: - ой, меня уже зовут. Вы едете же на базу с ребятами? Ну, тогда там ещё поговорим, до свидания!
- Да-да, - кивнула Екатерина Васильевна: - до свидания!

   *                                                        *                                                                          *

  Казалось, весь мир улыбается ей навстречу. Вопреки прогнозу погоды, небо над городом было солнечное и совершенно безоблачное, но многодневная жара ослабла до самой комфортной температуры.  Легкий ветерок приятно гладит лицо, раздувает крупные оборки на плечах белоснежного шелкового фартука. Упругие спортивного сложения бедра отработанной походкой заставляют играть складки расклешенного подола форменного платья. Новенькие туфли-лодочки на высокой шпильке звонко отбивают металлическими набойками тот озорной цокот, на который рефлекторно оборачиваются мужчины, независимо от возраста, сферы занятий и социального положения.
  Наташа, хоть и выросла серьезной и не склонной к сомнительным приключениям девушкой, резко пресекавшей любые попытки парней перейти границу дозволенного, за которой флирт и ухаживания могли перерасти в нечто большее, прекрасно понимала, что она очень красива и на неё обращают внимание многие мужчины. Конечно, вслух она на эту тему не распространялась, перед родителями - никогда, и даже с близкими подругами избегала это обсуждать. Но внутри, в душе, ощущать это внимание ощущать это было приятно. И гордый взгляд перед собой, играющий роль защиты, совсем не означал, что заинтересованные взгляды противоположного пола (и оценивающе-ревнивые - женского), не замечались.
 Однако, сегодня был фурор и были побиты все рекорды внимания. Образ высокой, стройной, длинноволосой школьницы-выпускницы в шикарном, на заказ пошитом школьном платье с белоснежным фартуком и пышными бантами за неполный километр ходьбы по проспекту от остановки до ателье и обратно собрал около десятка приветсвенных гудков проезжающих мимо автомобилей, полдюжины комплиментов (разной, впрочем, степени приятности, два из которых точно не стоило повторять вслух) и даже пару срочных предложений руки и сердца.
И это притом, что в городе Последний звонок был общим для многих школ и девушек-выпускниц, похожих на прекрасные цветы, на улицах было немало. Хотя, конечно, до уровня Наташи дотягивали немногие. При всей своей скромности, отнюдь не показной и наигранной ради набивания очков, она трезво оценивала такие вещи.
Collapse )