lewhobotov (lewhobotov) wrote,
lewhobotov
lewhobotov

Categories:

Глава 2. Встреча выпускников (Эксклюзив Журнала. Публикуется впервые.) Часть 1.

Глава Первая.  ПОСЛЕДНИЙ ЗВОНОК
https://lewhobotov.livejournal.com/440152.html


Глава Вторая. ВСТРЕЧА ВЫПУСКНИКОВ
Часть 1.


- Эй, ребята, слезайте! А то вместо кафе вечер встречи проведем в больнице или в милиции!
- Спокойно, девки... - огрузневший за прошедшие годы Стас с трудом поспевал за ловким Геной Скачко, который уже был в пяти метрах от земли и в двух - от цели, привязанной проволокой к стволу тополя жестяной коробке, обмотанной полиэтиленовых пакетом: - это дело принципа...
- Эх, нарастил Стасик зад в своём кресле... - вздохнула Инночка Малышева, печально глядя снизу на забирающихся на толстую ветку парней: - а какой он был в десятом, помните?
- Кто именно, Славик или его зад? - спросила Лена Сахно, приехавшая на встречу в дорогущем пальто и на лупоглазом "Мерседесе" с личным водителем. Погода позволяла вполне обойтись летним плащом, но Лена была бы не Леной Сахно, если бы не поразила всех полным отсутствием материальных проблем. Такой она была даже когда оба родителя лишились работы на градообразующим предприятии и чтобы поддерживать имидж классной светской львицы, Лене пришлось пуститься во все тяжкие, о чем ходила масса слухов и подозрений. Поговаривали, что она даже пользовалась огромной популярностью в первом в городе элитном стриптиз-клубе. Впрочем, свидетелей тому не было, а сама Лена быстро смекнула, что такую молву можно выгодно использовать в личных целях и решительных опровержений не давала.
- Оба... - ещё раз так искренне вздохнула Инна,  с седьмого класса и до сих пор находящаяся в постоянном "активном поиске", что вызвало взрыв смеха у присутствующих.
- Есть, девки, есть! - с высоты завопил Генка, потрясая оторванной от ствола жестянкой.
Стас, в модном костюме лежал пузом на широкой ветке и цепко держал Геннадия свободной рукой за пояс брюк. Он хорошо помнил, как семь лет назад обнимал эту самую ветку и расширенными от страха глазами смотрел вслед странно медленно улетающему вниз Генке. Тогда, после выпускного, повезло - под деревом стоял затянутый тентом прицеп к легковушке. Как оказалось, под ним было какое-то мягкое тряпье и Генка отделался лёгким испугом и вывихом плеча. Сейчас повторение падения обернулось бы ударом тела о растрескавшийся асфальт. Да и тело в тот раз было уже изрядно поддавшим, если уж честно вспоминать все подробности. Настолько, что боль от вывиха дала о себе знать только к вечеру следующего дня, когда растворился  алкогольный наркоз.
Торжественное привязывание коробки с посланиями себе из прошлого, как и экзамены с последующим выпускным вечером, прошло тогда без участия Наташи. Физически она была уже в порядке, даже почти не хромала. Но замазывать тональным кремом не сошедшие ещё синяки на половину лица и одевать сверху солнечные очки, чтобы отметить событие в кругу одноклассников она решительно отказалась. Да и роскошное, так ни разу и не надетое вечернее платье было уничтожено безвозвратно.
Сейчас она молча смотрела на спускающихся вниз ребят, опустив руки в глубокие карманы плаща и поеживаясь от холодного ветра.
- Может, тебе куртку принести? - Максим дотронулся до плеча Наташи: - Замерла?
- Спасибо, не надо, - качнула головой она: - это больше от воспоминаний, чем от холода. Страшно стало, что столько лет прошло, а как будто вчера всё было. Ещё раз столько же пройдёт - и полжизни как и не было.
- Для этого есть свой рецепт, - проговорил Максим, ещё теснее приблизившись к девушке: - нужно использовать каждый момент, чтобы жить. Если сидеть и только считать время, то и жизнь пролетит и вспомнить будет потом нечего.
- Наверное, ты прав...
- Есть! - спустившийся на землю Гена  в окружении уже приплясывавших от холода девчонок пытался очистить банку от скотча .
- Ты живёшь все там же? Не переехала?
- Максим, - Наташа повернулась и решительно отвела руку, намеревающуюся обнять её: - давай сразу определимся... Я рада была тебя увидеть, я рада, что у тебя все хорошо. Но и только, Макс. Все, что когда-то давно было между нами, оно осталось там.
- Как скажешь, - Максим отшагнул от неё, шутливо поднимая руки: - я должен был предложить. Но хоть подвезти домой я тебя могу?
- Ура, открыли! - громкие аплодисменты перебили их разговор. Выглянувшая из тесного кружка Инна призывно замахала рукой: - Голубки, ещё наворкуетесь! Идите сюда быстрее!

 Наташа не хотела идти и уступила только напору Лейлы Мансуровой. Лейла все годы была душой и стержнем их класса, который никогда не был сильно дружен и всегда норовил распасться на группы по интересам, которые мало между собой контактировали. Лейла же, невысокого роста, худенькая, подвижная и энергичная, бойкая на язык и неистощимая на выдумки и идеи, постоянно металась между этими группами и заставляла их действовать как одно целое, как единый класс.
 Таким дружным их 11-й "Б" и остался в памяти учителей, родителей, и даже их самих, хотя после выпуска вся видимая дружба тут же рухнула и все разлетелись-разбежались кто куда.
Лейла была единственной, кто сразу после первого экзамена прибежала в больничную палату с пакетом фруктов и конфет и без оханий и аханий, чего очень боялась Наташа, просто посидела рядом, гладя её руку и повторяя: - "Все будет хорошо, я знаю. Тебе очень повезло. Я знаю, что тебе очень больно, но это пройдёт. Просто терпи и все пройдёт.  Тебе правда повезло."
 Наверное, это самое правильное, что можно было услышать тогда, чтобы в очередной раз не разрыдаться от отчаяния. Лейле можно было верить - она несколько лет назад бежала в их город с мамой, бабушкой и двумя сестрами из родного городка с каким-то трудным названием в Таджикистане, в котором дружные когда-то соседи в один миг озверели и стали убивать друг друга с нечеловеческой жестокостью. Деда Лейлы убили во дворе дома на глазах внучек, а её отец-милиционер погиб у себя в отделе милиции, где проработал больше пятнадцати лет, отказавшись отдать бандитам ключи от оружейной комнаты. Так что Наташа хорошо понимала, насколько хуже могло с ней случиться. Наверное, поэтому Лейла так старалась, чтобы её класс был дружен и един и в радостях и в трудностях, и даже в конфликтных ситуациях. К всеобщему сожалению, у большинства собравшихся вполне искреннему, сама Лейла на эту встречу не пришла, буквально накануне попав вместе со своим годовалым ребёнком в городскую инфекционную  больницу.

 Выпускные экзамены Наташа сдавала отдельно от класса, из них по общему графику только два последних, когда смогла собраться с силами и не замечать оценивающе-сочувственные взгляды членов комиссии. Послаблений она не просила, но кое в чем оценки ей все-таки натягивали. Полноценно готовиться на больничной койке не получалось. В итоге во врученном ей в кабинете директора школы аттестате о полном среднем образовании значились все пятерки кроме алгебры.
 На выпускной Наташа не пошла. Не стала даже пытаться скрыть синяки на лице, плечах и ногах, а прихрамывание на правую ногу и боль от треснувшего ребра, стянутого тугой повязкой, сводили на нет даже обещанные чудеса косметологии в исполнении маминой знакомой тети Лены, мастера лучшего в городе салона красоты.
Какой бы сильной и уравновешенной Наташа себя не полагала, но дни школьных выпускных она не любила все последующие годы. Свой тот самый день она провела в тёмной комнате, укутавшись в плед и почти весь вечер пытаясь читать захватывающий приключенческий роман, понимая, что ни одна строчка не доходит до осмысления. Тогда  она отложила книгу и остаток вечера тихо проплакала, уткнувшись носом в подушку. Лицо к тому времени уже не болело...



- Девчонки! Пью за вас! - вымахавший в почти двухметрового шкафообразного дядю Виталик Милованов. Навис над столом, провозглашая очередной тост. По иронии природы самый большой и могучий парень в классе быстро хмелел буквально с двух рюмок, а самый мелкий и субтильный, Антоха Ерошенко по кличке Гном ещё в школе мог на спор явиться на урок, всосав стакан ядерного самогона, зажеванного несколькими пластинками фруктовой жвачки и никто никогда не мог посчитать его нетрезвым.
- За вас, девчонки! За вас, родные! За то, чтобы вы были такими красивыми, милыми и добрыми! Чтобы годы шли, а вы не менялись! - тост был одобрен, над столом раздался дружный звон поднимаемых бокалов. В порыве чувств Лена и Таня повисли на Виталике, раскрасневшимся и добродушно ухмыляющемся, награждая его жаркими поцелуями в щеки с обеих сторон, а Леша Кульницкий вспышкой фотокамеры спешно запечатлел эту пикантную сцену для истории.
Наташа слегка пригубила красное вино из бокала, оставила его обратно.
- Ты так и не пьёшь? - весь вечер неотрывно наблюдающий за каждым её движением и жестом Максим, сидящий рядом, незаметно для других положил широкую ладонь на колено Соколовой, склонился к её плечу: - Это очень хорошее вино...
- Я не люблю спиртное, ты же знаешь. - Наташа решительно убрала его руку, не пытаясь это скрыть от взглядов соседей.

 Дорогое вино для женской части компании заказал Максим, которого в школьные годы прочили в будущие мужья Наташи. Учились вместе они с шестого класса, а ухаживания его начались с восьмого. Цветы, шоколадки, кино, провожания домой после уроков. Были даже корявые, не сильно складные стихи на самодельных открытках. Наташа воспринимала ухаживания спокойно, дальше поцелуев и обьятий дело не заходили. Она была настроена на учёбу и последующее поступление в медицинский институт. Да и, честно говоря, не всегда видела Максима в роли человека, с которым хотела бы связать свою жизнь и каждый день просыпаться в одной постели (это уже позднее ощущение, в те годы она вообще не мыслила, как можно с кем-то спать в одной кровати). Были периоды, когда она чувствовала себя по уши влюбленной в него, но были и моменты полного непонимания, почему и зачем они вместе.
 Кончились их отношения на следующий день после Последнего звонка, когда Максим пришёл в больницу и часа два молча просидел у её кровати. Он ничего не говорил, уставясь в одну точку на стене, она и не хотела и не могла говорить, тревожа страшные распухшие губы, и притворялась дремлющей. Потом он тихо встал и вышел из палаты. Больше Максим не приходил, только звонил два или три раза по телефону, справляясь о здоровье. В голосе его чувствовалось отчуждение. Как потом донеслось до неё из третьих уст, Максим был шокирован её видом и не верил, что покрытое громадными гематомами тело с загипсованной рукой, перевязанной головой, опухшим страшным лицом через какое-то время способно вновь превратиться в одну из самых красивых девушек школы. Её успокаивали, мама заверяла, что Максим очень занят поступлением в военное училище и потому не может посещать её, но звонит и очень переживает. Наташа ничего не отвечала, чем вызывала ещё большие утешения. На самом же деле она из-за этого почти не горевала. Во-первых, ей было слишком плохо, чтобы телесные муки усугубляло ещё и душевными - болело всё, от корней волос до ступней, пошевелиться было нельзя без стйона сквозь стиснутые зубы. А уж сесть, встать, потом снова лечь - это были такие пытки, когда действительно можно было забыть, как тебя зовут. Во-вторых, нарастало ясное понимание, что с исчезновением Максима в её жизни ничего не разрушились сильнее, чем уже произошло.
 Потом Максим приходил ещё раз, уже в августе, перед отъездом в военное училище. Как поняла Наташа, чтобы убедиться, правильно ли он поступил, порвав их отношения. Она не стала его разубеждать - встретила ненакрашенная, бледная, с распущенными волосами и в стареньком халатике. Даже прихрамывала больше, чем обычно - в действительности нога уже не болела. Вот с того дня она Максима больше и не видела.

 И вот сегодня бывший влюбленный в неё  юноша сидел рядом и пытался гладить её коленку.
От того юноши мало что осталось. Максим сильно раздался в плечах, утратил модную прическу, сменив её на короткий жёсткий ёжик с глубокими залысинами спереди, осунулся. И в целом казался старше своего возраста лет на десять. Кроме того, лицо Максима стало каким-то хищным и злым - эта перемена её поразила больше всего.
Подробностями его жизни после расставания Наташа не интересовалась. Знала только, что Максим так и не закончил военное училище, на третьем курсе вместе с двумя другими курсантами попал под суд за хищение и продажу боеприпасов, отсидел четыре года. В прошлом году вышел на свободу и чем сейчас занимается, неизвестно.

 - Наши голубки что-то притихли! - заявила с другого края стола Инна : - Мы же все ждали, что будем на вашей свадьбе гулять! Не передумали?
Наташа попыталась изобразить вежливую улыбку, очень надеясь, что её ответный неприязненный взгляд не даст повода никогда не обладавшей чувством такта, да ещё и подвыпившей Малышевой сделать это следующей темой затухающего разговора.
По счастью, другие, слушавшие похвальбы Стаса Жигунова о своей нелегкой жизни успешного предпринимателя, не обратили на эту реплику никакого внимания.
 - Никто работать не хочет. Никто! Плачу на штуку больше, чем в любой фирме в городе, отпуск даю, больничный даю. И все равно нос воротят, сволочи...
- А Милану помните? - это уже Лена Сахно в кругу былых подруг, отринутых по причине разительного контраста в материальном уровне.
- Крапивникову?
- Крапивникова не Милана, а Миланья. Милана в "Д" классе была, крашеная в брюнетку такая, с носом. Она ещё в восьмом классе к итальянцу по переписке какому-то сбежать пыталась. Ну, который потом оказался зэком из Воркуты...
- А, помню, да! Смешная была история, она чуть в психушку от насмешек не попала. И что с ней?
-Все-таки уехала в Италию замуж. К какому-то мужику лет сорока. Правда, пишет, что его тоже посадили, уже в их тюрьму. Надолго вроде, но она все равно счастлива, ждёт от него второго ребёнка и живёт на настоящей вилле у моря. Прямо как в фильмах у нас показывали.
- Счастливая... Я нашу виллу кособокую и облезлую уже видеть не могу, вместе с картошкой и свекром непросыхающим... - тоскливо протянула Инна и опрокинула в рот стопочку водки.
- ...Дима, все просто, главное знать, куда вписаться! - это уже секретами делятся бывшие мальчуганы, когда-то мучительно выбирающие, взять булочку в школьном буфете или пяток дешёвых сигарет поштучно в ларьке через дорогу: - Я с палатки начинал на рынке, сам стоял, носками и стельками торговал. А сейчас у меня два магазина, десять точек по городу - от дубленок до гондонов, пардон, девчонки!
- Что, вместе продаются? - в перерывах между глотками пива спрашивает грустно подпирающий голову свежеброшенный женой Антон Ярошенко.
- Зачем вместе? Отдельно, конечно. У меня три аптеки...
- Вместе логично! - в голос ржёт Стас: - Дубленку купили и айда праздновать, прими на вооружение!
- Пошляки! - хором фыркают девчонки.
- Это повезло, что раскрутился - это Коля Некрасов, сын прокурора города и хронический неудачник. Постоянно болевший и сыпавшийся на списываниях у товарищей, он почему-то вместо института попал в армию и ещё до присяги там очень неудачно сломал ногу, став инвалидом сразу второй группы: - У меня двоюродный брат с этим бизнесом так влип, что за ним сразу и менты и банкиры, и бандиты до сих пор гоняются. Если бы отец прокурором не был, уже давно убили.
- Это да, это согласен, - тряхнул патлатой головой Стас: - тут мозгов мало, в бизнесе ещё везуха нужна. Вот у меня тоже сначала ситуация была...

 Как-то так получилось, что и Максим и Наталья выпали из кругов общения, оставшись среди большой кампании снова наедине.
- Замуж так и не выходила? - спросил он, грея в руке бокал с остатками вина и пристально разглядывая бывшую любимую девушку: - Не нашла никого?
- Времени нет, работы много - пожала плечами Наташа: - Да и узнать надо человека хорошо, куда спешить... Мы сколько друг друга знали, а чем кончилось? Не хочу снова обжечься.
- Занимаешься чем? Как вернулся, узнавал, расспрашивал о тебе - никто ничего толком не знает. Сейчас вон все в Интернет ударились, фотки свои выставляют, общаются. А тебя и там не найти. У Ленки только твои фотографии и нашёл, с годовщины выпуска.
- Испугался? - Наташа усмехнулась, вспомнив себя спустя год после выхода из больницы. Не сказать, что она сильно походила на "жертву нападения неизвестных, оставленную со следами насилия на лице", но сочувственные взгляды на улице обжигали её ещё долго. Конечно, от страшных гематом на половину лица следов уже не оставалось, швы на месте рассечений были почти не видны и даже два передних зуба выглядели лучше прежних. Самую большую проблему тогда составляло замаскировать недостаток выбритых врачами прядей волос над ухом справа, а все предложения остричь волосы и растить их равномерно по-новой Наташа отметала наотрез.
- Нет, - покачал головой Максим: - ты на тех фото такая странная была, хоть икону с тебя рисуй. Задумчивая, отрешенная. Меня тогда первый раз будто током прошило. Начал подозревать, что совершил огромную ошибку, убежав от тебя.
- Неужто красивее меня не нашёл? - удивилась Наташа.
- Красивее найти не проблема, таких-то полно... Только они все жадные как комары к осени. Либо просто пустые, что поговорить не о чем. Души нет. А ты всегда была как... Как свой пацан, но в юбке.
- Я думала, у вас такие сравнения не в ходу. Двусмысленно звучит.
- Компания не та, - неприятно улыбнулся Максим: - чтобы такие моменты соблюдать. Та часть жизни осталась за тем же забором. Люди везде живут и там тоже не самые плохие люди собираются. Самые большие подонки на зону как правило, никогда не попадают. Если меня боишься из-за этого - не стоит. Я там проще стал смотреть на жизнь и на других людей, соображать быстрее. А так я не сильно другой, чем был. Не вампир и не душегуб, по крайней мере.
- По нынешним временам звучит почти как реклама.
- Если ты на неё клюнешь, я буду очень рад. - Максим взглянул в её глаза с явным желанием получить ответ.
Наташа решила было закашляться, чтобы избежать необходимости что-то отвечать на это, но как нельзя более кстати на выручку пришла женская сторона стола, пригласив к обсуждению слухов о том, что их всегда модный и ухоженный учитель физкультуры Остапенко, который четверть века  подсаживал на канат и брусья девочек, все это время сожительствовал с завучем Андреем Константиновичем, который своими придирками и утонченными издевательствами доводил до слез даже отпетых хулиганов. Пожалуй, впервые в жизни Наташа делала вид, что ей интересна эта тематика и желала, чтобы обсуждение высосанного из пальца бреда продолжалось подольше.
Постепенно, по мере увеличения количества выпитого,  разговоры за их столом становились все громче и бессвязнее, пустых бутылок становилось все больше, а на тарелках остались лишь огрызки подсохшего хлеба, да россыпи окурков. Женская часть стола тоскливо жаловалась друг другу на безвозвратно ушедшие лучшие молодые годы, а среди мужской части Стас и Антон по результатам какого-то бессмысленного спора о политике вдруг вскочили и начали стаскивать пиджаки с намерением немедленно пойти на улицу и разобраться.
С кривой ухмылкой, не выпуская из угла рта сигарету, Максим легко расплел руки вцепившихся друг в друга драчунов и легко рассадил их обратно по местам. Девочки отметили это нестройными, но шумными аплодисментами.
- Тебе не кажется, что нам пора?  - Максим поправил ворот рубашки, махом отправил внутрь остатки вина из бокала, который понемногу тянул уже часа полтора, игнорируя провозглашаемые одноклассниками тосты.
- Да, пожалуй, - согласилась Наташа: - скоро они перестанут нас узнавать. Только, Максим, чтобы не было недопонимания - нам с тобой в разные стороны.
- Неужто боишься все-таки? - снова неприятный испытующий взгляд.
Наташа выдержала его спокойно, не отводя глаз: - Я так понимаю, это пунктик такой? Нет, не боюсь. Просто мы живём в разных местах и разной жизнью. Я не хочу, чтобы у тебя появились какие-то неправильные иллюзии, что наша школьная история продолжается.
Он шутливо поднял руки: - Как скажешь. Но как мужчина я не могу бросить знакомую красивую девушку поздним вечером одну в сомнительном месте. Твоё отношение ко мне это твоё дело. А если с тобой что случиться, то это мне будет ещё один камень на совесть. Нужно мне оно?
Наташа молча пожала плечами, признавая в этом логику.
Уходили практически по-английски. Не по причине дурного воспитания, к этому моменту остающиеся за столом уже не обращали на них никакого внимания.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Главы из повести публикуются только на данной странице и здесь:
При размещении рассказа где-либо в другом месте ссылка на первоисточник СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Автор будет признателен за положительную оценку его творчества, особенно - монетизированную:
Яндекс-деньги:    410014755873858

Tags: книги
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

promo lewhobotov july 26, 2017 17:05 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Решил согласится с настойчивым предложение ЖЖ включить Промо-блок в журнале. Видимо, дорос до такой чести. Пока дело это новое и неосвоенное, а журнал наш упорно лезет на вершину пищевой цепочки (медленно, но пока стабильно, тьфу-тьфу), то цена вопроса минимальная. Удорожание будет по мере…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments