lewhobotov (lewhobotov) wrote,
lewhobotov
lewhobotov

Category:

Гвардейский флотский экипаж в Восстании на Сенатской площади 14 декабря 1825 года.

Интересные планшеты из экспозиции музея "Комендантский дом" в Петропавловской крепости, Санкт-Петербург,
на которых изображена униформа нижних чинов (унтер-офицеры и рядовые) Гвардейского флотского экипажа, Лейб-Гвардии Гренадерского полка и Лейб-Гвардии Московского полка, принимавших участие в Восстании на Сенатской площади в Санкт-Петербурге 14 декабря 1825 года (Восстание декабристов).

Под катом - расписано, кто есть кто по фигурам, плюс описание роли Гвардейского флотского экипажа в событиях.
Кликабельно!








Моряки Гвардейского морского экипажа сыграли важную роль в событиях 14 декабря 1825 года.
(Избранные моменты из статьи на Википедии:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Моряки_в_событиях_14_декабря_1825_года)

Образованной части офицеров русского флота, традиционно привлекавшего на службу целеустремленных романтиков-первооткрывателей и патриотов, были близки идеи свободомыслия и реформаторства, обсуждаемые участниками тайных обществ первой четверти XIX века[1][2]. Моряки, участвуя в заграничных плаваниях могли видеть в других странах установленные там политические порядки и сравнивать их с жизнью в России в условиях неограниченного деспотизма и крепостного права[3]. Морские офицеры стали активными участниками Северного общества декабристов.

В планах руководителей Северного общества по осуществлению восстания важная роль отводилась Гвардейскому экипажу, выводить который на площадь было поручено А. И. Якубовичу. Командир 7-й роты экипажа лейтенант А. П. Арбузов на совещаниях у Рылеева ручался за участие в восстании 300—400 моряков. Ночью и утром 14 декабря 1825 года с призывами не присягать Николаю Павловичу и с целью скоординировать предстоящие действия, в Гвардейский экипаж приезжали члены Северного общества, в том числе, и мичман 27-го флотского экипажа П. А. Бестужев. Но в связи с неожиданным отказом Якубовича от взятого на себя обязательства, принять команду над восставшими моряками смог только опытный морской офицер, капитан-лейтенант Н. А. Бестужев.
В день восстания почти все ротные командиры Гвардейского экипажа отказались принять присягу. Наиболее решительно повёл себя командир 8-й роты Ф. Г. Вишневский, арестованный за это приехавшим увещевать моряков бригадным командиром генерал-майором С. П. Шиповым.
В знак солидарности с ним, сдали свои сабли и также были арестованы командиры: 2-й роты Е. С. Мусин-Пушкин, 3-й роты М. К. Кюхельбекер, 4-й роты Н. П. Окулов (Акулов), 6-й роты Б. А. Бодиско, 7-й роты А. П. Арбузов.
По распоряжению приехавшего в экипаж Н. А. Бестужева, арестованных освободили отказавшиеся подчиниться приказам Шипова младшие офицеры-мичманы А. П. и П. П. Беляевы, В. А. Дивов, М. А. Бодиско и лейтенант В. А. Шпейер.
Первыми на Сенатскую площадь вышли роты лейб-гвардии Московского полка, ведомые А. А. Бестужевым, М. А. Бестужевым и Д. А. Щепиным-Ростовским.
14 декабря 1825 года на Сенатской площади
Через некоторое время Н. А. Бестужев и А. П. Арбузов вывели туда же роты Гвардейского экипажа (свыше 1100 человек), примкнушие к каре особым военным построением — «колонной к атаке». Николай Павлович отметил это событие в своих записках[37]:
« …К начальной массе Московского полка прибыл весь гвардейский экипаж и примкнул со стороны Галерной… »
На площади к офицерам Гвардейского экипажа присоединились лейтенант 2-го флотского экипажа Н. А. Чижов и мичман 27-го флотского экипажа П. А. Бестужев.
Находившиеся в выстроенном каре командиры рот А. П. Арбузов, Е. С. Мусин-Пушкин, Б. А. Бодиско, М. К. Кюхельбекер воспрепятствовали митрополиту Серафиму, посланному с крестом на мятежную площадь, уговаривать восставших принять присягу.
Однако, личное мужество декабристов осталось не востребованным. Отсутствие единоначалия и потеря инициативы ускорили разгром восстания.
Позже Н. А. Бестужев объяснял:
« Бездействие поразило оцепенением умы; дух упал, ибо тот кто на этом поприще раз остановился, уже побежден вполовину. »
Между тем, Д. И. Завалишин написал о Николае Бестужеве в своих воспоминаниях[38]:
« Из всех бывших на площади он был способнее всех распорядиться, да и должен бы был взять это на себя, видя, что другие диктаторы выпустили из рук управление делом; но и он отступил перед призраком обвинения в захвате власти. »
Даже под обстрелом братья Бестужевы не теряли мужества. Дважды декабристы пытались восстановить боевое построение под градом картечи. М. А. Бестужев остановил бегущих с площади и начал строить их повзводно на льду Невы, с намерением колонной дойти до Петропавловской крепости и занять её, чтобы в ней[39]:
« …могли собраться все наши и откуда мы бы могли с Николаем начать переговоры, при пушках, обращенных на дворец… »
Завершить построение ему помешали артиллерийские залпы, ядрами взломавшие лед.
Н. А. Бестужев пытался организовать несколько десятков человек в одной из узких улиц[40]
« …чтобы в случае натиска конницы сделать отпор и защитить отступление. »
П. А. Бестужев, как и братья, был на площади до конца и ушёл только после того, как построенная моряками «колонна к атаке» была разогнана картечью.
Расплата: офицеры
Уже среди первых арестованных в ночь и доставленных в Петропавловскую крепость сразу после восстания были активно проявившие себя на площади офицеры-моряки Вишневский, Б. Бодиско, Арбузов и М. Кюхельбекер[41]. Вскоре число арестованных начало пополняться.
По делу об участии в движении декабристов были привлечены 26 человек.

Средний возраст офицеров составлял всего 25 лет. Из 26 находившихся под следствием моряков 19 были осуждены Верховным уголовным судом.
В соответствие с инструкцией начальника Морского штаба А. В. Моллера, приговорённых к разжалованию 15 морских офицеров, одетых в парадную форму, в закрытом катере отвезли из Петропавловской крепости в Кронштадт и утром 13 июля 1826 года на флагманском корабле адмирала Кроуна «Князь Владимир» исполнили над ними приговор «по обряду морской службы». Над кораблём был поднят чёрный флаг. Команду собрали на палубе, осуждённых поставили на колени, прочли «сентенцию», переломили над головами шпаги, мундиры и эполеты сорвали и бросили в море. После исполнения гражданской казни осуждённых моряков на катере вернули в крепость.
Расплата: нижние чины
Число потерь нижних чинов Гвардейского экипажа в результате разгона восставших с Сенатской площади составило 92 человека, в том числе[42]:
— убитых (и умерших от ран) — 4,
— раненых — 20,
— арестованных и содержащихся в крепости — 51,
— без вести пропавших — 17.
Дела матросов-гвардейцев рассматривались не уголовным судом, а следственной комиссией, учреждённой под председательством офицера Гвардейского экипажа капитан-лейтенанта М. Н. Лермонтова, который заслужил доверие царя своим поведением 14 декабря. Затушёванный характер следствия был связан с желанием Николая I замять вопрос об участии гвардейцев в восстании, представив их обманутыми некими «злодеями».
Около 120 матросов были определены в полки Кавказского корпуса, в том числе, около 70 человек отправлены на Кавказ для участия в боевых действиях русско-персидской войны в составе особого Сводного гвардейского полка[43].


Tags: История военной формы, Революция, военный флот, музейное, репрессии
Subscribe

Posts from This Journal “История военной формы” Tag

promo lewhobotov july 26, 2017 17:05 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Решил согласится с настойчивым предложение ЖЖ включить Промо-блок в журнале. Видимо, дорос до такой чести. Пока дело это новое и неосвоенное, а журнал наш упорно лезет на вершину пищевой цепочки (медленно, но пока стабильно, тьфу-тьфу), то цена вопроса минимальная. Удорожание будет по мере…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment