Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Казанова

С новым учебным годом!

Ну-с, с началом нового учебного года всех!
Всем обучающимся желаю успешного усвоения новых знаний и строгих красивых учителей, которые не дадут ветру гулять в голове)
Если бы можно было провернуть время вспять....





Collapse )
promo lewhobotov july 26, 2017 17:05 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Решил согласится с настойчивым предложение ЖЖ включить Промо-блок в журнале. Видимо, дорос до такой чести. Пока дело это новое и неосвоенное, а журнал наш упорно лезет на вершину пищевой цепочки (медленно, но пока стабильно, тьфу-тьфу), то цена вопроса минимальная. Удорожание будет по мере…
Хоботов

Глава 1. Последний звонок. (Эксклюзив Журнала. Публикуется впервые.)

  Первая глава (пролог) из новой повести, которая нигде ранее не публиковалась.

   Когда зазвучал уже много-много лет не теряющий своей трогательности и торжественности мотив "Когда уйдем со школьного двора", и в кольце из густо столпившихся родителей и родных в плавном вальсе закружились пары из девушек в коричневых, черных, синих школьных платьях с белоснежными фартуками и пышными бантами в волосах и их кавалеров - юношей в строгих костюмах при галстуках, Екатерина Васильевна с трудом смогла продолжать плавную съемку на массивный фотоаппарат. Одной рукой пришлось спешно искать в сумочке платок, чтобы промокнуть вдруг покатившиеся по щекам слезинки. Она совсем не планировала плакать и вообще считала себя сильной женщиной, контролирующей свои эмоции, но сейчас, глядя на свою счастливо улыбающуюся дочь, кружащуюся в танце, внимательно и элегантно придерживающую подол пышной юбки на особенно быстрых поворотах, она так ясно вспомнила картину десятилетней давности. Тот же двор школы, те же люди вокруг, такие же гроздья воздушных шаров и веселых рисунков на стенах. И их дети - такие смешные, трогательные, наивные и заинтригованные новой ступенью в своей жизни. Все как один смотрящие вокруг широко распахнутыми глазами, внимательно следящие за каждым движением молодой высокой женщины с россыпью кудряшек по плечам, в ярко-синей парадной блузке - их первой учительницей.

  Конечно, сегодня эти былые первоклашки совершенно не походили на самих себя десять лет назад и для каждой матери её ребенок всегда будет самый красивым, самым лучшим, но любуясь на свою дочь, Екатерина Васильевна с гордостью думала, что её Наташу природа одарила особенно щедро и вряд ли найдется кто-то, кто станет это оспаривать. Из невысокой, несколько нескладной и чуточку полноватой девчушки выросла высокая худощавая и длинноволосая девушка - блондинка, длинноногая, с точеной фигурой, гордой осанкой и очень красивым лицом с резкими, выразительными чертами, которое всегда привлекало внимание уличных художников, куда бы они семьей ни ездили отдыхать. Комнату дочери украшали почти полтора десятка портретов, среди которых были весьма талантливые работы и все равно, как казалось матери, никто так и не смог нарисовать Наташу красивее, чем она была на самом деле. Прекрасные зеленые глаза, густые длинные ресницы, резко очерченные скулы, чуточку впалые щеки, чувственные, идеально очерченные губы, высокий лоб, закрытый озорной челкой  - дочь вроде бы точно не походила ни на отца, ни на мать, но соединила в себе их лучшие черты внешности. Как-то пару лет назад Екатерина Васильевна была в музее-усадьбе Федора Рощина с экскурсией и там ей чуть не сделалось дурно - когда в гостиной зале она поняла, что с парадного портрета молоденькой княгини - дочери владельца имения, первой красавицы их губернии середины 19-го века, на неё смотрела почти полная копия дочери, отличная лишь цветом глаз и прической.

  Уже запущены были в небо россыпи разноцветных воздушных шаров, уже смешались до того четкие очертания шеренг первоклашек, выпускников и родителей, а мама Наташи все не могла отделаться от воспоминаний о прошедших годах, именно сейчас со внутренним смятением понимая, насколько же быстро промелькнули эти десять лет в её жизни. Кто-то обращался к ней, она что-то отвечала с маханической вежливой улыбкой, отрешенная от внешнего мира. Вокруг хаотично, каждый в своем направлении, перемещались дети и родители - кто-то выстраивался парами и группками для последних фотографий с этой торжественной церемонии, кто-то искал в толпе своих детей, друзей, учителей, кто-то уже спешил побыстрее на выход.

  - Мам, ты как? - Екатерина Васильевна вздрогнула от неожиданного прикосновения дочери к своей руке. Наташа улыбалась, хотя покрасневшие глаза и чуточку утративший безукоризненную четкость макияж говорили о том, что избежать слез в этот волнительный день ей тоже не удалось.
  - Все хорошо, милая, - Мама мягко улыбнулась и ласково провела ладонью по щеке дочери: - просто воспоминания нахлынули. Вспомнила, как все начиналось десять лет назад. Ты идешь домой?
  Через полтора часа были заказаны автобусы для общего выезда на базу отдыха, где предстояло продолжить празднование уже в неформальной обстановке и выпускникам нужно было успеть приготовиться.
- Мам, я переодеваться не буду - подтвердила Наташа свое давнее решение. Свое коричневое школьное платье на Последний звонок, с крупной плиссировкой, роскошным шелковым фартуком и пышные белоснежные банты она подготовила ззадолго, не пожалев своих сбережений и хотела покрасоваться в нем весь день: - Я только забегу в ателье, заберу платье и домой отвезу. И сразу сюда. Вещи у меня уже собраны, в прихожей сумка стоит.
- А ты успеешь? - Екатерина Васильевна посмотрела на часы.
- Да, мама, конечно. Двадцать минут туда, двадцать обратно. Конечно, успею. - Наташа чмокнула маму в щеку и  помахав кому-то рукой, быстро пошла сквозь редеющую толпу к выходу из школьного двора.
- Какая она у вас красивая! - Екатерина Васильевна обернулась на знакомый голос и кивнула маме Никиты Голованова, который в седьмом классе месяца три ездил с другого конца города, чтобы встретить Наташу утром у подъезда и вместе пойти в школу, а вечером проводить её домой. Потом что-то произошло и в один момент ухаживания прекратились. Екатерина Васильевна до сих пор так и не смогла узнать у дочери, что же тогда между ними случилось.
- Здравствуйте! - Она приветливо улыбнулась:  - Хотела к вам подойти с самого начала, но столько людей, не протолкнуться. Как Никита?
- Ой, не спрашивайте - мама Никиты махнула рукой: - мечется в раздумиях и мы все вместе с ним, папа уже сердечные капли пить начал. Мы и в военное училище хотим поступать и исторический в Университет... Вчера - в военное, сегодня - в гражданское. И так попеременно уже второй месяц... А как Наташа? Медицинский, как я слышала? На кого?
- Да, по семейной традиции - кивнула Екатерина Васильевна: - у нас все женщины в семье в белых халатах, начиная с начала того века. Наташа хочет быть хирургом, но я думаю, что это не её. Сейчас главное сдать экзамены, поступить - а там уже разберемся.
- Вы правы - согласилась мама Никиты и вдруг заторопилась: - ой, меня уже зовут. Вы едете же на базу с ребятами? Ну, тогда там ещё поговорим, до свидания!
- Да-да, - кивнула Екатерина Васильевна: - до свидания!

   *                                                        *                                                                          *

  Казалось, весь мир улыбается ей навстречу. Вопреки прогнозу погоды, небо над городом было солнечное и совершенно безоблачное, но многодневная жара ослабла до самой комфортной температуры.  Легкий ветерок приятно гладит лицо, раздувает крупные оборки на плечах белоснежного шелкового фартука. Упругие спортивного сложения бедра отработанной походкой заставляют играть складки расклешенного подола форменного платья. Новенькие туфли-лодочки на высокой шпильке звонко отбивают металлическими набойками тот озорной цокот, на который рефлекторно оборачиваются мужчины, независимо от возраста, сферы занятий и социального положения.
  Наташа, хоть и выросла серьезной и не склонной к сомнительным приключениям девушкой, резко пресекавшей любые попытки парней перейти границу дозволенного, за которой флирт и ухаживания могли перерасти в нечто большее, прекрасно понимала, что она очень красива и на неё обращают внимание многие мужчины. Конечно, вслух она на эту тему не распространялась, перед родителями - никогда, и даже с близкими подругами избегала это обсуждать. Но внутри, в душе, ощущать это внимание ощущать это было приятно. И гордый взгляд перед собой, играющий роль защиты, совсем не означал, что заинтересованные взгляды противоположного пола (и оценивающе-ревнивые - женского), не замечались.
 Однако, сегодня был фурор и были побиты все рекорды внимания. Образ высокой, стройной, длинноволосой школьницы-выпускницы в шикарном, на заказ пошитом школьном платье с белоснежным фартуком и пышными бантами за неполный километр ходьбы по проспекту от остановки до ателье и обратно собрал около десятка приветсвенных гудков проезжающих мимо автомобилей, полдюжины комплиментов (разной, впрочем, степени приятности, два из которых точно не стоило повторять вслух) и даже пару срочных предложений руки и сердца.
И это притом, что в городе Последний звонок был общим для многих школ и девушек-выпускниц, похожих на прекрасные цветы, на улицах было немало. Хотя, конечно, до уровня Наташи дотягивали немногие. При всей своей скромности, отнюдь не показной и наигранной ради набивания очков, она трезво оценивала такие вещи.
Collapse )
Дикий прапор

О досрочном выпуске курсантов старшего курса военных училищ в связи с войной. Приказ НКО №230.

К вопросу о том, на сколько хватает "профессиональной" кадровой армии, которая оказывается втянутой в настоящую большую войну.
Приказ №0230 от 16.07.1941 года "О досрочном выпуске старшего курса военных училищ".
Цитата: "Для покрытия убыли, обеспечения новых формирований и укомплектования запасных частей..."


Дикий прапор

О приспособлении зданий школ под госпитали в военное время, приказ НКО №0310 от 4.11.1940 г.

Очень интересный документ, о котором не слышал ни в одной дискуссии по теме готовности к началу войны, причем - актуально все и для сегодняшнего дня. Когда страна готовится к крупной войне - это не только лай в телевизоре и газетах. Это вообще на последнем этапе зачастую. И даже не наращивание количества солдат, танков и самолетов. Это огромный круг задач по подготовке обеспечивающей инфраструктуры - транспорта, снабжения, грузоперевозок, гражданской обороны, связи, медицины. Документ короткий и свободный для толкования, лично мое видение - школы постройки 1936-1939 годов по всей, видимо, стране сразу строились по двойному назначению, чтобы в случае войны их тут же можно было переоборудовать в госпитали. Скорее всего, что аналогично строились и типовые советские школы в дальнейшем - планировка тех, в которых я бывал вполне это на первый взгляд допускала. Резонный вопрос - а что сейчас? Закладывается ли сейчас в проект постройки такая необходимость?
П.с. Наркомпрос (Народный комиссариат просвещения) - это нынешнее Министерство образования.


Казанова

Мисс 11 Ноября - 2020!

Помню, как в школьные гонки девчонки менялись одежой - время от времени одна и та же юбка или блузка замечалась то на одной девушке, то на другой.
Тут, понятно, платье не одно и то же, которое одна актриса дала поносить другой - но смотрится пикантно.
Заодно, наглядно можно оценить - кому оно больше к лицу. При все уважении, "Полина Сергеевна" в нем смотрится просто сногсшибательно.
Я бы тоже влюбился)



Collapse )
Хоботов

Новая элитная школа в рабочем районе Ленинграда, 1927 год.

Пионерская правда, 24 сентября 1927 года.



Справка:
Школа имени 10-летия Октября — первая школа, построенная в Ленинграде в советский период по проекту архитекторов А. С. Никольского и А. В. Крестина на углу проспекта Стачек и улицы Гладкова (пр. Стачек, 11/5). Открыта 7 ноября 1927 года — в десятую годовщину Октябрьской революции. В настоящий момент носит название лицея № 384 Кировского района Санкт-Петербурга.
Здание школы на 1000 учеников возводилось одновременно с жилмассивом на Тракторной улице и было призвано замкнуть её перспективу с противоположной стороны проспекта Стачек. Его можно считать самым ранним осуществлённым проектом конструктивизма[1]. Композиция построена на контрасте прямо- и кривоугольных разновысоких объёмов, здание отчётливо функционально, но несёт и печать экспрессионизма, отражая революционную символику — план сооружения уподоблен серпу и молоту. Проект был разработан с учётом нового лабораторно-бригадного метода обучения (с разделением классов на малые группы), который должен был стимулировать активность и самостоятельность школьников. Были оборудованы различные кабинеты, лаборатории, мастерские и даже обсерватория. Четырёхэтажный дугообразный корпус предназначался для старших классов, трёхэтажный прямоугольный вдоль проспекта Стачек — для младших, а в пятиэтажном корпусе с закруглённым торцом вдоль улицы Гладкова разместились крупные помещения: столовая, актовый и читальный залы. Спортивный зал вынесен в небольшой блок с отдельным входом с тыльной стороны здания. Близкий вариант планировки был применён при постройке ещё одной школы — на проспекте Металлистов, 119 (1935, архитектор В. И. Печнев).
Collapse )
Современный вид:
[Spoiler (click to open)]

Хоботов

Глава 2. Встреча выпускников (Эксклюзив Журнала. Публикуется впервые.) Часть 1.

Глава Первая.  ПОСЛЕДНИЙ ЗВОНОК
https://lewhobotov.livejournal.com/440152.html


Глава Вторая. ВСТРЕЧА ВЫПУСКНИКОВ
Часть 1.


- Эй, ребята, слезайте! А то вместо кафе вечер встречи проведем в больнице или в милиции!
- Спокойно, девки... - огрузневший за прошедшие годы Стас с трудом поспевал за ловким Геной Скачко, который уже был в пяти метрах от земли и в двух - от цели, привязанной проволокой к стволу тополя жестяной коробке, обмотанной полиэтиленовых пакетом: - это дело принципа...
- Эх, нарастил Стасик зад в своём кресле... - вздохнула Инночка Малышева, печально глядя снизу на забирающихся на толстую ветку парней: - а какой он был в десятом, помните?
- Кто именно, Славик или его зад? - спросила Лена Сахно, приехавшая на встречу в дорогущем пальто и на лупоглазом "Мерседесе" с личным водителем. Погода позволяла вполне обойтись летним плащом, но Лена была бы не Леной Сахно, если бы не поразила всех полным отсутствием материальных проблем. Такой она была даже когда оба родителя лишились работы на градообразующим предприятии и чтобы поддерживать имидж классной светской львицы, Лене пришлось пуститься во все тяжкие, о чем ходила масса слухов и подозрений. Поговаривали, что она даже пользовалась огромной популярностью в первом в городе элитном стриптиз-клубе. Впрочем, свидетелей тому не было, а сама Лена быстро смекнула, что такую молву можно выгодно использовать в личных целях и решительных опровержений не давала.
- Оба... - ещё раз так искренне вздохнула Инна,  с седьмого класса и до сих пор находящаяся в постоянном "активном поиске", что вызвало взрыв смеха у присутствующих.
- Есть, девки, есть! - с высоты завопил Генка, потрясая оторванной от ствола жестянкой.
Стас, в модном костюме лежал пузом на широкой ветке и цепко держал Геннадия свободной рукой за пояс брюк. Он хорошо помнил, как семь лет назад обнимал эту самую ветку и расширенными от страха глазами смотрел вслед странно медленно улетающему вниз Генке. Тогда, после выпускного, повезло - под деревом стоял затянутый тентом прицеп к легковушке. Как оказалось, под ним было какое-то мягкое тряпье и Генка отделался лёгким испугом и вывихом плеча. Сейчас повторение падения обернулось бы ударом тела о растрескавшийся асфальт. Да и тело в тот раз было уже изрядно поддавшим, если уж честно вспоминать все подробности. Настолько, что боль от вывиха дала о себе знать только к вечеру следующего дня, когда растворился  алкогольный наркоз.
Торжественное привязывание коробки с посланиями себе из прошлого, как и экзамены с последующим выпускным вечером, прошло тогда без участия Наташи. Физически она была уже в порядке, даже почти не хромала. Но замазывать тональным кремом не сошедшие ещё синяки на половину лица и одевать сверху солнечные очки, чтобы отметить событие в кругу одноклассников она решительно отказалась. Да и роскошное, так ни разу и не надетое вечернее платье было уничтожено безвозвратно.
Сейчас она молча смотрела на спускающихся вниз ребят, опустив руки в глубокие карманы плаща и поеживаясь от холодного ветра.
- Может, тебе куртку принести? - Максим дотронулся до плеча Наташи: - Замерла?
- Спасибо, не надо, - качнула головой она: - это больше от воспоминаний, чем от холода. Страшно стало, что столько лет прошло, а как будто вчера всё было. Ещё раз столько же пройдёт - и полжизни как и не было.
- Для этого есть свой рецепт, - проговорил Максим, ещё теснее приблизившись к девушке: - нужно использовать каждый момент, чтобы жить. Если сидеть и только считать время, то и жизнь пролетит и вспомнить будет потом нечего.
- Наверное, ты прав...
- Есть! - спустившийся на землю Гена  в окружении уже приплясывавших от холода девчонок пытался очистить банку от скотча .
- Ты живёшь все там же? Не переехала?
- Максим, - Наташа повернулась и решительно отвела руку, намеревающуюся обнять её: - давай сразу определимся... Я рада была тебя увидеть, я рада, что у тебя все хорошо. Но и только, Макс. Все, что когда-то давно было между нами, оно осталось там.
- Как скажешь, - Максим отшагнул от неё, шутливо поднимая руки: - я должен был предложить. Но хоть подвезти домой я тебя могу?
- Ура, открыли! - громкие аплодисменты перебили их разговор. Выглянувшая из тесного кружка Инна призывно замахала рукой: - Голубки, ещё наворкуетесь! Идите сюда быстрее!

 Наташа не хотела идти и уступила только напору Лейлы Мансуровой. Лейла все годы была душой и стержнем их класса, который никогда не был сильно дружен и всегда норовил распасться на группы по интересам, которые мало между собой контактировали. Лейла же, невысокого роста, худенькая, подвижная и энергичная, бойкая на язык и неистощимая на выдумки и идеи, постоянно металась между этими группами и заставляла их действовать как одно целое, как единый класс.
 Таким дружным их 11-й "Б" и остался в памяти учителей, родителей, и даже их самих, хотя после выпуска вся видимая дружба тут же рухнула и все разлетелись-разбежались кто куда.
Лейла была единственной, кто сразу после первого экзамена прибежала в больничную палату с пакетом фруктов и конфет и без оханий и аханий, чего очень боялась Наташа, просто посидела рядом, гладя её руку и повторяя: - "Все будет хорошо, я знаю. Тебе очень повезло. Я знаю, что тебе очень больно, но это пройдёт. Просто терпи и все пройдёт.  Тебе правда повезло."
 Наверное, это самое правильное, что можно было услышать тогда, чтобы в очередной раз не разрыдаться от отчаяния. Лейле можно было верить - она несколько лет назад бежала в их город с мамой, бабушкой и двумя сестрами из родного городка с каким-то трудным названием в Таджикистане, в котором дружные когда-то соседи в один миг озверели и стали убивать друг друга с нечеловеческой жестокостью. Деда Лейлы убили во дворе дома на глазах внучек, а её отец-милиционер погиб у себя в отделе милиции, где проработал больше пятнадцати лет, отказавшись отдать бандитам ключи от оружейной комнаты. Так что Наташа хорошо понимала, насколько хуже могло с ней случиться. Наверное, поэтому Лейла так старалась, чтобы её класс был дружен и един и в радостях и в трудностях, и даже в конфликтных ситуациях. К всеобщему сожалению, у большинства собравшихся вполне искреннему, сама Лейла на эту встречу не пришла, буквально накануне попав вместе со своим годовалым ребёнком в городскую инфекционную  больницу.

 Выпускные экзамены Наташа сдавала отдельно от класса, из них по общему графику только два последних, когда смогла собраться с силами и не замечать оценивающе-сочувственные взгляды членов комиссии. Послаблений она не просила, но кое в чем оценки ей все-таки натягивали. Полноценно готовиться на больничной койке не получалось. В итоге во врученном ей в кабинете директора школы аттестате о полном среднем образовании значились все пятерки кроме алгебры.
 На выпускной Наташа не пошла. Не стала даже пытаться скрыть синяки на лице, плечах и ногах, а прихрамывание на правую ногу и боль от треснувшего ребра, стянутого тугой повязкой, сводили на нет даже обещанные чудеса косметологии в исполнении маминой знакомой тети Лены, мастера лучшего в городе салона красоты.
Какой бы сильной и уравновешенной Наташа себя не полагала, но дни школьных выпускных она не любила все последующие годы. Свой тот самый день она провела в тёмной комнате, укутавшись в плед и почти весь вечер пытаясь читать захватывающий приключенческий роман, понимая, что ни одна строчка не доходит до осмысления. Тогда  она отложила книгу и остаток вечера тихо проплакала, уткнувшись носом в подушку. Лицо к тому времени уже не болело...

Collapse )
Казанова

Фонтан сексуальности на украинских "Танцах со звездами".

Ух, фантастический, однако, номер!
В одном флаконе - зажигательная учительница (о служебном романе с физруком - классика, сам номер), офигительная барышня в жюри, плюс соведущая "на балконе".
Просто цветник, ей-богу!

Качественные "стоп-кадры" в постоянной движухе не поймать, старался как мог, плюс посмотреть можно видео внизу поста.








Collapse )